Make your own free website on Tripod.com
 

No.763 

Не повторится больше никогда
Очарованье яблочного лета,
Не вспыхнет вновь погасшая звeзда,  
Звезда, что нам светила до рассвета. 
    
О, как я ждал, что ты мне скажешь "Дa"!       
Прошли века, но я все жду ответа.    
Склонились грустно ивы у пруда, 
Кукушка век отсчитывает где-то...  
     
Увядший лист в падении своем   
Плывет, как лодка, по волнам тумана.  
Вот так и я плыву по морю жизни,  
Не различая правды и обмана. 

Уходит лето. С каждым новым днем         
Все дальше от крестин, все ближе к тризне.  
   



No.818 (Сонет для венка)

    Не повторится больше никогда  
    Волшебный День рождения Вселенной.  
    Частиц элементарных чехарда,  
    Творца покорных воле вдохновенной,  

    Рождение огня, металлов, льда,  
    И, как венец, рожденье плоти бренной...     
    Прошла тысячелетий череда,    
    Мы получили знанья дар бесценный.       

    Но горечи запретного плода    
    Не помнит современный человек, 
    У Господа не требуя совета,  

    Он роется в пыли библиотек,  
    А рядом исчезает в никуда  
    Очарованье яблочного лета. 


No.1021 (Сонет для венка)
 
     Очарованье яблочного лета,
     Ленивый плеск прозрачного ручья
     Меж листьев - брызги золотого света,
     И в них - улыбка чУдная твоя.
 
     Я в шорохе листвы ищу ответа
     На вечные вопросы бытия
     И в нарушенье древнего запрета
     Срываю плод, сомненье затая.
 
     Что ж...  Роковое принято решенье!
     Нам скоро сад покинуть суждено
     И жить внизу. И только иногда
 
     На Млечного Пути веретено
     Смотреть и знать в бессильном сожаленьи:
     Не вспыхнет вновь погасшая звезда.


No.945 (Сонет для венка)

     Не вспыхнет вновь погасшая звезда,    
     Следы волхвов теряются в пустыне.    
     Они ушли, исчезли. Никогда   
     Никто даров не принесет отныне.  

     Протянется за плугом борозда,  
     Но будет дождь, и хлеб сгниёт в овине.  
     И вновь придут пустыми невода,       
     Оставив весь улов морской пучине.            

     И так пройдет мой век. Я буду стар 
     И одинок. Когда ж мне срок настанет  
     Уйти туда, где катит волны Лета,   

     Я обернусь лишь раз - взглянуть, как тает  
     Над горизонтом твой прощальный дар -   
     Звезда, что нам светила до рассвета. 


No.802 (Сонет для венка)

    Звезда, что нам светила до рассвета,        
    Давно погибла. Живы лишь лучи, 
    Искрящиеся в чарке Амаретто.     
    Молчи, о грусть-печаль моя, молчи!   

    На мысли о былом наложим вето, 
    А к будущему где найти ключи?  
    Настало утро новое, и это  
    Нам подтвердят дежурные врачи.  

    Глотай пилюли, друг, уже светло, 
    Припрячь скорей бутылку за кроватью. 
    Поверят ли, что в ней была вода?   

    И вот пришла со всей своею ратью   
    Старуха Смерть.  Ответь мне, все прошло?.. 
    О, как я ждал, что ты мне скажешь "Да"! 


No.853 (Сонет для венка)

    О, как я ждал, что ты мне скажешь "Да". 
    Но ты, потупив очи, промолчала.  
    В пруду мерцала черная вода,  
    А ветер нянчил звуки карнавала.     

    Чуть доносилась музыка сюда,   
    И полночь фейерверком расцветала.  
    Ты оставалась холодна, горда,  
    Я свет искал, а видел блеск металла 

    В твоих глазах. Вдали звучал кларнет,   
    Шуршали листья тихо под ногами,   
    А ты молчала. Уходило лето  

    Твоими торопливыми шагами.   
    Но не сказала ты ни "Да", ни "Нет".  
    Прошли века, но я все жду ответа. 


No.855 (Сонет для венка)

    Прошли века, но я все жду ответа:  
    Зачем я жил, зачем она жила?       
    Та, кто была мне - как источник света,  
    С которой свет мне застилала мгла.        

    Змеиный яд коварного навета  
    Проник мне в грудь. Как уголь, ревность жгла.  
    А впрочем... Все равно поглотит Лета  
    Грехи мои и добрые дела.      

    И налегке на палубу к Харону    
    Взойду я в срок, махнув ему рукой: 
    Греби старик, вези меня туда,  

    Где ни страстей, ни света - лишь покой,  
    Где, в черный омут окуная кроны,  
    Склонились грустно ивы у пруда. 


No.825 (Сонет для венка)

    Склонились грустно ивы у пруда,     
    Роняя листья в заросли осоки.   
    Как рано наступили холода!     
    Зима опять опережает сроки.  

    Опять мы не успели никуда, 
    А прошлого суровые уроки 
    Уже забыты. Черная вода      
    В пруду качает ялик одинокий.  

    О дне минувшем запишу в дневник: 
    "Зачем, зачем я зря теряю время?  
    Мечтал нестись по жизни, как комета... 

    Видать, в дурную почву пало семя.  
    Темно.  Шуршит у берега тростник.  
    Кукушка век отсчитывает где-то. 


No.790 (Сонет для венка)

    Кукушка век отсчитывает где-то,  
    А мы с тобой по-прежнему вдвоем. 
    И то сказать, какие наши лета?  
    А ну давай по рюмочке нальем 

    И выпьем за меня. Душа поэта  
    Историей назначена на слом.  
    Как умерли Ромео и Джульетта,   
    Так, видит Бог, и мы с тобой умрем. 

    Отравы жизнь накапала немало. 
    Я не ропщу. Уж так заведено -  
    В конце мы все из этой чаши пьем, 

    И тихо опускаемся на дно,  
    Кружась в пути, как кружится устало  
    Увядший лист в падении своем. 


No.798 (Сонет для венка)

    Увядший лист в падении своем    
    Являет воплощенное смиренье. 
    И вдруг, подхвачен легким ветерком,   
    Летит, смеясь над силой притяженья.  

    Вот так и мы летим с тобой вдвоeм  
    По воле моего воображенья. 
    Летим на юг. Прощай, родимый дом!  
    Как сладостно свободное паренье! 

    Летим, летим скорее, милый друг  
    Туда, где вечно бархатный сезон, 
    Туда, где нам обещана нирвана.     

    Нам будут петь Вергилий и Назон  
    В раю, где месяц, золоченый крюк,  
    Плывeт как лодка по волнам тумана. 


No.860 (Сонет для венка)

    Плывет, как лодка, по волнам тумана       
    Мой мезонин. В открытое окно      
    Доносится дыханье океана   
    И музыка из летнего кино.            

    Перешагнув черту меридиана,       
    Нельзя вернуться. Памяти зерно      
    Пространства не смололи жернова, но   
    Истерло время. Вряд ли суждено   

    Мне вновь увидеть дом, седые ивы... 
    Туман над морем. Вглядываюсь в даль.  
    Мой берег, из тумана покажись мне!      

    Смеркается. В кино звучит рояль,  
    И звук плывет в тумане сиротливо,  
    Вот так и я плыву по морю жизни. 


No.880 (Сонет для венка)

     Вот так и я плыву по морю жизни, - 
     Как Магеллан, оставив за кормой    
     Пределы неприветливой отчизны  
     И старый дом, еще недавно мой.         

     Играй, волна, в лицо мне солью брызни,  
     Я обойду по кругу шар земной,    
     Покуда не решил мой рок капризный, 
     Когда и как разделаться со мной.       

     Я побываю в Лиссе и в Дамаске,   
     Увижу Копенгаген и Марсель,  
     И где-то в закоулках Зурбагана, 

     С матросами потягивая эль,   
     О дальних странах буду слушать сказки,  
     Не различая правды и обмана. 


No.882 (Сонет для венка)

     Не различая правды и обмана,             
     Смотрю в твои зеленые глаза.   
     В них звездный свет и радуга фонтана,  
     И солнца блеск, и летняя гроза.         

     Огонь любви, целительный, как манна, 
     И антимир, прозрачный, как слеза.    
     Колени преклоняю покаянно - 
     Я снова тебе правды не сказал.          

     Да и зачем? Ведь так осталось мало  
     У нас с тобою времени. Рябины       
     Уже осенним тронуты огнем. 

     В тумане крик несется журавлиный,  
     И, с каждым днем нас подводя к финалу,  
     Уходит лето. С каждым новым днем. 


No.893 (Сонет для венка)

    Уходит лето. С каждым новым днем
    Все ближе неизбежный миг разлуки.  
    Еще есть время. Мы еще вдвоем,  
    Еще все наши мысли - друг о друге.             

    Настигнуты нежданным сентябрем,  
    Глядим в окно, разнять не в силах руки.  
    Темнеет. Пахнет пылью и дождем,  
    И, заглушая все другие звуки,  

    Стучат часы. Закат багров и тих.  
    Заблудший солнца луч с твоих ресниц  
    Осколками весны в глаза мне брызнет. 

    И, словно ветер - двух усталых птиц,  
    Нас понесет теченье дней пустых  
    Все дальше от крестин, все ближе к тризне. 


No.837 (Сонет для венка)

    Все дальше от крестин, все ближе к тризне. 
    Я ничего, признаться, не достиг -   
    Ни к зависти, ни даже к укоризне  
    Не побудит читателя мой стих.       

    Меня уже давно сомненья грызли: 
    Не написать ли прозой, напрямик,   
    Но рифма гложет мозг медведем гризли,  
    И слов журчит немeрзнущий родник.     

    Ну что же, вот перо, и прочь сомненья!    
    И может быть сейчас случится чудо,  
    И брызнет стих, как из камней вода.     

    Не прибран дом, не вымыта посуда... 
    Потом! А вдруг минута вдохновенья   
    Не повторится больше никогда?