Make your own free website on Tripod.com


Эти два - "фольклорные"

No.626 (итальянский сонет)

    Над широкой степью собралися тучи.  
    Плачет у дороги девица-краса - 
    Лишь ее не сжата в поле полоса--  
    То-то ее злая мачеха проучит, 

    То-то потаскает, ой, за волоса  
    Нам не надо, дескать, в доме белоручек... 
    Проезжал тут мимо на коне поручик. 
    Ах девичьи слезы -- Божия роса!      

    Вот в седло поручик подсадил бедняжку. 
    От слезы горючей, от судьбины тяжкой  
    Мчит их конь ретивый прямо под венец.  

    Вот и поп с кадилом, и полковник с фляжкой,  
    Сказочке веселой тут же и конец, 
    А из тех, кто слушал, сварим холодец. 



No.535 (французский сонет) За высокой горою Разгорался восход, А Синдбад-мореход За женой молодою Да удачей лихою Отправлялся в поход. Веселился народ, Провожая героя. Молодая жена Что привез он обратно, Оказалась стройна Но спесива до скуки, И в постели отвратна И вообще бабы - суки!
А остальные как бы "литературные" No.350 (Бородинская строфа) Как жаль, что я не Пушкин, Я б на лесной опушке Дантеса застрелил. И мне б тогда потомки Воздвигли из обломков Мой бюст. К нему в потемках Народ бы повалил. И началась бы давка У книжного прилавка, И о моих стихах Писали б в средней школе, Что, мол, восславил волю... Мне б Пушкинскую долю Я б славен был в веках!
No.361 (Онегинская строфа) Не нужен мне памятник, нет! Пусть весь я умру, без остатка! Забудьте скорей обо мне! Сожгите стихи и украдкой Развейте мой прах во дворе. Глашатай же пусть на заре Трубит о величии мира. Моя же бездарная лира На свалке пускай полежит. В ней гнезда совьют себе птицы, Мне не к чему больше стремиться, Ямщик, не гони, паразит! Так думал расстроенный Пушкин, Дантеса убив на опушке.
No.630 (итальянский сонет) Сел как-то Гоголь откушать сметаны -- Сами вареники прыгали в рот, В ритме галопа скакал бутерброд И наполнялись горилкой стаканы. В гости нагрянул отъявленный сброд: Черт, вурдалаки, ослы и бараны, Чичиков хитрый, Ноздрев полупьяный, Каждый топочет, стучит и орет. Вот в черевичках вбегает Оксана... Ужин забыт, прокисает сметана... Гоголь Оксане осанну поет. Замерли гости в волнении странном. Лишь бутерброд продолжал неустанно В ритме галопа заскакивать в рот.
No.530 (итальянский сонет) Лучшей закуской к холодной "Столичной" Пушкин считал маринованный гриб, Гоголь ценил помидорчик тепличный, Чехов - икорку лососевых рыб. Блок разбирался в музЫке скрипичной, Горький - материще, глыба из глыб- Он лишь занюхивал коркой пшеничной, Очень немногие так же смогли б. Я же глушу из горла без закуски: К черту усушки и к черту утруски, Я своему организму - не враг. Это - по-нашему, это - по-русски! Ну а писатель, известно, слабак: Дома не пьет, а уходит в кабак. К индексу сонетов