Make your own free website on Tripod.com
No.575 (английский сонет)

    Дождливы погоды   
    В Сиэтле весною. 
    Небесные своды   
    То плачут, то ноют.  

    Я пью свой экспрессо, 
    Язык обжигая,  
    И желтую прессу   
    Небрежно листаю. 

    Тоску навевает    
    Шуршанье дождя.  
    Никто не узнает,    
    Что ты, уходя,  

    Шепнула на ушко:   
    "Любовь -- не игрушка". 



No.733 (итальянский сонет) Зазвенят цимбалы, зарыдает скрипка. Стройная цыганка снова выйдет в круг... Это все мечтанья, грезы, милый друг, Хоть свежо преданье, да уж больно зыбко. Над Москвою темной завыванье вьюг, Русский бунт кровавый - страшная ошибка... Где ты, моя Маша? Где ты, моя рыбка, С новым русским, что ли, уплыла на юг? Март. От мокрой грязи на асфальте липко. В переходе грустно, жалко ноет скрипка, Развлекая бомжей, пьяниц и ворюг. Вспомнилась опять мне грустная улыбка, Да лошадок тройка, мчащаяся шибко, Да Большой Медведицы в зимнем небе крюк.
No.212 (итальянский сонет) Были мы с тобой когда-то словно птицы - Не летали, правда, но исправно пели, Нынче ж, как пингвины в осень, разжирели Не влекут нас больше дальние зарницы. Горло задубело -- не выходят трели, И покрылись красной сыпью ягодицы. Видно, нам пришла пора остепениться, Взяв клубок и спицы, на веранде в кресле. Старые романсы запрягает осень, Птицы улетают. Улетают к югу. Ты пернатым вдаль рукою помаши. Мы с тобою песни будем петь друг другу, Зазывать друг друга с крон двух старых сосен, Надрывая криком перышки души.
No.720 (итальянский сонет) Извилистой, глухой тропой воображенья Я шел ко входу в Ад под взорами светил. Казалось, позади судьбы хитросплетенья, Все ближе встреча с той, которую любил. Тьмы грешных душ мое внимали приближенье, И Вельзевул средь них с ухмылкой ус крутил, И в пламя под котлом подкидывал поленья. "Здесь Беатриче нет," - мне дьявол сообщил. Глухое царство Тьмы пройду я - круг за кругом, Упрямо, напролом, как пахарь вслед за плугом. Чистилище пройду - не там ли ангел мой, Кого всю жизнь спешил назвать женой, не другом, Та, без кого и Рай покажется тюрьмой?.. Я разыщу Ее и уведу домой!
No.438 (английский сонет) Дамы весной хорошеют конечно, но все же Осень милей неземною своею красой Женщина - только согреет любовное ложе, Сразу же в душу пролезет коварной лисой. Раньше влюблялся весною я в девушек стройных, Нынче я осенью в пышных влюбляюсь матрон. Юности свойственны оргии, пьянки да войны, Дама же зрелая с разных приятна сторон. Меньше в такой суеты, пустословья, жеманства, Больше вниманья и ласки, и жара души. Прав был Бальзак, про таких сочинивший роман свой. Честное слово, уж больно они хороши! Пусть у них больше морщинок и лишнего веса, В каждой такой королеве таится принцесса!
No.457 (французский сонет) Опять влюблен. И полон каздый миг Всем тем, чем каждый миг обычно полон, Когда влюблен. И пахнет валидолом Мой новый, ночью сотворенный стих. Мне кажется, я многое постиг, Не то, что девы прячут под подолом, А то, о чем поют в своих гондолах Венецианцы, прославляя лик Любви моей. На русский без труда Переведу я эти серенады. Как за кормою плещется вода, Так стих течет мой, плод полночных дум, В нем плещутся сирены и наяды, И не троллейбус слышу -- моря шум.
No.513 (терцины) Вечером теплым под липами парка Мягко прядет паутину фокстрот. Нашей судьбы дорогого подарка- Тихого вечера в море забот, Нам нехватает так часто и остро Что и мечтать забываем. Но вот, В парке маэстро, как граф Калиостро, Взмахом руки в мир невиданных грез Нас отправляет. В мелькании пестром Мы затерялись. Ободранный пес Грустно хвостом в такт фокстроту виляет. Пыльно и душно. И в запахе роз Я о заботах своих забываю, Снова влюбившись. В тебя ли? Не знаю...
No.459 (итальянский сонет) Лишь ты и я. Дворец, творение Растрелли - Ничто в сравненьи с нашим райским шалашом. Представить я не мог, как это хорошо -- Проснуться поутру с тобой в одной постели, На смятых простынях валяться нагишом, Бить звонко комаров (вот, гады, озверели!) И думать о своем. Я царь ли? Корабел ли? И обрести покой, которого лишен. Забыть о жизни, что в далеких городах Я вел, трудясь как вол, за совесть и за страх,-- Лежу теперь, любя, ни совести, ни страха, Роса жемчужинкой сверкает на устах, Опять поет над нами утренняя птаха, И ты лежишь, как на картине Гойи маха.
No.541 (терцины) Ты забыла мой адрес, красавица злая, Неоткрытыми письма приходят назад. Я мечусь по квартире, истошно рыдая, Ударяю по клавишам зло, наугад. Так беспечно мы летние дни проводили В Комарово на даче, забыв Ленинград... Но стандартен финал у подобных идиллий: Пожелтеет трава - увядает любовь, Как увял тот букет гиацинтов и лилий... Но писать о любви я не брошу, и вновь В строчках грустных стихов свою боль изливаю. Но какие удары Судьба ни готовь, Буду снова писать я, себя проклиная: "Ты забыла мой адрес, красавица злая..."
No.611 (французский сонет) Брожу я снова по аллеям царскосельским, Ищу беседку ту укромную, где мы С тобою встретились в преддверии зимы. А нынче лето, я один, и вспомнить не с кем Опавших листьев ледяные арабески На фоне слякотной осенней кутерьмы, И статуй редких белизну средь полутьмы, И черных веток стон глухой под ветром резким. Любовь всегда ко мне приходит в холода, Но позабыть тебя и летом я не в силах. Ужель с тобою мы расстались навсегда? Но нет, я верю: налетит опять Борей, И ты, согретая моим любовным пылом, Среди аллей возникнешь тут в Целе Царей.
No.642 (итальянский сонет) Я настрою гитару И ударю по струнам, Голоском хрипло-юным, Полным страсти и жара, Я спою про гусара, Что под небом безлунным На разведку по дюнам Поскакал на чубарой. Я спою про красотку, Про чужбину, про водку, Про привал перед боем, про прогулку на лодке, Про волну за кормою... И останусь с тобою.
No.433 (терцины) Алмазный блеск твоих очей Уже во мне не будит страсти Нашел я сердце горячей, К другим стопам спешу припасть я, К другим приникну я устам, В твоей не буду больше власти, Твой нежный голос, стройный стан Пускай других зовут и манят. Я ж к той, которая проста, Что сердце лечит, а не ранит, Уйду, и на ее груди Забуду прошлые страданья. Уйди же, ран не береди: Любовь осталась позади. К индексу сонетов