Make your own free website on Tripod.com

No.703 (французский сонет)

    Зачем я все снова и снова пишу эти строки 
    И рифмы, как жемчуг на нитку, упрямо нижу?  
    Зачем я опять обличаю разврат и пороки?   
    Затем, что короне я верно и честно служу.  

    Из прошлого, бывший бунтарь, извлекаю уроки: 
    Три года сидел я в Бастилии с принцем д'Aнжу. 
    Дянжу расстреряли, а я вот подался в пророки, 
    При новом дворе в кабинете комфортно сижу.  

    Но даже в комфорте серьeзный вопрос меня мучит: 
    Неужто мой стих молодежь ничему не научит?  
    И пыл патриота, что вновь я обрел, не поймут?   

    Я честно служу, присягнул я на верность короне,  
    А был я когда-то бунтарь и учился в Сорбонне. 
    Тепло в кабинете. Буть проклят мой подлый уют... 



No.391 (итальянский сонет) Цвет сменили листья. Осень золотая Вновь пришла в Австралию. А у нас весна! Мартовские зайцы, вспрянув ото сна, Скачут как шальные. Снег уже растаял. Что же мы все пОрознь? Жизнь у нас одна! Жизнь по переписке тоже не простая: Вместо поцелуя только запятая, Строчка грустных рожиц :(((( - чувства глубина. Я бы полетел к вам через океаны, Но, увы, на вечер есть другие планы, Я пишу е-маилы в разные места Так давай наполним мы с тобой стаканы. Остальное все, ей-Богу, суета, И не важно, кто ты - "You" или "Ата" .
No.763 (сонет для венка) Не повторится больше никогда Очарованье яблочного лета, Не вспыхнет вновь погасшая звезда, Звезда, что нам светила до рассвета. О, как я ждал, что ты мне скажешь "Да"! Прошли века, но я все жду ответа. Склонились грустно ивы у пруда, Кукушка век отсчитывает где-то... Увядший лист в падении своем Плывет, как лодка, по волнам тумана. Вот так и я плыву по морю жизни, Не различая правды и обмана. Уходит лето. С каждым новым днем Все дальше от крестин, все ближе к тризне.
No.426 (итальянский сонет) Метеоры, как искры с господня кресала Чертят летнего неба алмазный шатер, Чтобы снова надежда во мне воскресала. Я под небом ночным к тебе руки простер. Я готов перепрыгнуть обиды костeр, Что пылает и жжет. Издевательств немало Я стерпел, и немало злых слез я утер, Но смотри, вот звезда с небосклона упала -- Все же пробует, значит, Всевышний разжечь Не костeр, но - звезду. Прежних лет с наших плеч Нам не сбросить вот так же. Но искрою малой Мы зажжем, пусть не страсти гудящую печь -- Небольшой фитилек нашей жизни усталой... Может, каждый финал - это только начало?
No.497 (терцины) Что ж, философствуй, дружище философ, Строй свои замки на рыхлом песке, Снова задайся абстрактным вопросом, И городи антитезы в тоске. Знаешь и сам ты, сколь зыбки идеи, Знаешь, что лучше синица в руке. Долго писали Талмуд Иудеи А результат - отовсюду гонимы... Те ж, кто молчали - как в воду глядели. Истину эту нашли не одни мы, Истина эта безумно проста: Пишешь, браток? Так бери псевдонимы! Да не читай свою повесть с листа: Ищешь покой - запечатай уста!
No.559 (Бородинская строфа) Ты сыграй, Серега, на аккордеоне, Как играл когда-то людям на перроне, Выжимая слезы из засохших душ. Вспомни, как ты пел о сопках о манчжурских, О вишневой шали, о волнах амурских... Вспомни, как потом мы пили без закуски, А потом ласкали и Матрен, и Груш... Нынче же смотри - рука твоя трясется, Члены не поднять, в сортир весь день неймется... Постарели, братец, мы с тобой давно... Но лишь тронешь ты рядок потертых клавиш, Да глаза закроешь, да меха расправишь, Снова льется песня. Так судьба добра, вишь: Для души - романсы, для тоски - вино.
No.30 (английский сонет) Разбился алпинист в карельских скалах, В морях уральских утонул пловец. И сколько их еще - больных, усталых, - Такой бесславный подстерег конец? Будь трижды ты застенчив, будь наглец, Бегущий, поезду назло, по шпалам, Будь ты Телец, иль Дева, иль Стрелец, Будь сам ты черт. Но за тобой астралом Глаз верный наблюдает свысока, И в миг нежданный бьет неотразимо Карающего ангела рука, Сражая и раба, и господина. Так радостей вкушай плоды, пока Не кончена последняя строка.
No.592 (терцины) В городах среди дыма и пыли Мы забыли о воле степей. Отличаем ли сказку от были? Или стали внезапно глупей? Или сказки вдруг умными стали? Нас пугает бессмертный Кащей: Нам милей небоскребы из стали, И железно-звенящий трамвай, Чем походы в таежные дали Иль поездки на дальний Домбай. Оставляем романтику книгам, По утрам, выпив жиденький чай, Вдохновляемы рэпом, -- не Григом -- Предаемся рутинным интригам.
No.682 (антирубаи) В блеске лазеров, в грохоте рока, Я - звезда. И поклонников - тьма. Почему же мне так одиноко? Видно я появился до срока, Видно участь певца и поэта - Горше, чем и сума, и тюрьма. Душу для равлечения света Я растратил бездумно, и это Заставляет забвенье искать То в наркотиках, то в алкоголе... Душу дьяволу мог бы продать, Если б знал я, где дьявола взять! Не осталось ни мыслей, ни боли Только верность заученной роли.
No.414 (итальянский сонет) Мы вышли из Египетского рабства, Чего ж еще ты хочешь, Моисей? Заради твоего головотяпства Блуждаем здесь средь высохших степей, Веди нас в землю предков поскорей. Нам грезятся невиданные яства Среди следов неведомых зверей. Ты - пастырь наш. Но манной твоя паства Пресытилась уже за сорок лет, А рыбы-фиш в пустыне что-то нет! В ответ промолвил гневно Моисей: "Внутри то рабство, что свободы свет Не даст возжечь в душе!". И фарисей Подавлен был величьем мысли сей.
No.664 (итальянский сонет) Вращение земли - занятнейшая штука, Особенно когда глядишь со стороны: Все горочки на ней и речечки видны... Запущена зачем? Молчит о том наука. Кричу: "Остановись!" Планете - хоть бы хны... Скрипит земная ось, но мы не слышим звука Запущены во тьму как из тугого лука, По воле навсегда исчезнувшей страны. И мириады звезд блестят вокруг лукаво. Поскрипывает шлюз, и в тюбиках какао Теряет с каждым днем и вкус, и аромат. Закончен этот век. Рассыпалась держава. Сквозь холод пустоты глядит на брата брат. Вращается Земля. Никто не виноват.
No.179 (французский сонет) Мы взрослеем. Все чаще уходят родные. Все трудней понимать наших милых детей. Ускользнули года, как плотва из сетей, И уже не вернуть те безумно-шальные Времена, когда мы, сил полны, удалые, Горя вовсе не знали в своей наготе, И любили чужих, и любили не тех, И себя расточали на споры пустые. Сколько выпито вин! Сколько пройдено троп! Сколько раз мы об этом уже рассказали! Сколько раз над друзьями захлопнулся гроб! Вспоминаем с тоской про ушедшую юность, Что проплыла в окне, как перрон на вокзале, И мечтаем, чтоб время былое вернулось.
No.674 (эклоги) Свидетели прошлого, старые письма друзей, Скрепленные алою лентой, хранитесь в комоде (Уж ящик с трудом открывается, черт побери!) Найдет вас однажды потомок - шалун, ротозей, Пижон, ловелас и гуляка, одетый по моде- На миг оглянись и страстям нашим вслед посмотри! Прочти об изменах, дуэлях, о боли утрат. Подумай над шутками нашими в недоуменьи. Но если ты жизнь постараешся нашу понять Не надо судить сгоряча, посочувствуй, как брат Прости, если сможешь, пороки, грехи, преступленья, Разврат, воровство, словом, все, в чем легко обвинять Людей, что ушли навсегда и ответить не в силах. Ведь старые письма читать - значит рыться в могилах... К индексу сонетов