Make your own free website on Tripod.com

No.654 (бирим)

    В "Славянском Базаре" бессмертный Кащей  
    На кухне играет с ведром овощей.  
    Ему не дают ни борщей, ни лещей - 
    И нету на свете Кащея тощей.  

    Ему бы печеную утку иль зайца, 
    Омлет бы ему - да не ест Кащей яйца,  
    Не ценит трудов поваренка-китайца: 
    Совсем переделался в вегетарианца.  

    Он мог бы попробовать столько вещей -- 
    Хватило б на тысячу дней и нощей. 
    Ан нет! Только скудная порция щей...   

    Никто не покормит Кащея-страдальца,  
    Он грустно сидит, вышивая на пяльцах. 
    И гнется игла в его ноющих пальцах. 



No.342 (французский сонет) Три мушкетера подрались в таверне С дюжиной злых кардинала гвардейцев. Это, кажись, прочитал я в Жюль Верне: Купер-то точно писал про индейцев... Анна считала подвески и нервно Думала: "Это конец, разумеется." А д'Артаньян этой даме неверной Твердо сказал - "На развод не надейся!" Анна и в обморок. Много ли надо? Тут электричка шла из Ленинграда. Анна - на рельсы, в слезах д'Артаньян. Муж их, Каренин, из двух капитанов, Сыном был Гранта и Шмидта. Как странно, Тихо мозгами раскидывал я.
No.625 (Иннокентиада) Иннокентий на пляже лежит нагишом В окружении стройных нудисток. Семь нетрезвых мужчин наполняют "ершом" Сорок бочек и трех аферисток Тихо плещет волна, набегая на брег, И нудисток ласкает лениво, Под зонтом полосатым лежит имярек, Попивая холодное пиво. Иннокентий читает "Москва - Петушки", Полтораки пиная ногами. Полтораки бормочет срамные стишки И лелеет за пазухой камень. Семь нетрезвых мужчин аферисток ведут Отлежаться в тени под кустами. Полтораки на камень нудистки кладут И целуют шальными устами. Полтораки колотит гормонов игра, Иннокентий лежит, безразличен. Имярек превращается, каркнув "Пора!", В нечто Черное, с профилем птичьим.
No.533 (Ворониада) Черный Ворон гнездится в московском Кремле. В Ильича кабинете-музее. Нету места другого на целой Земле Воронью и милей, и роднее. Черный Ворон глядит на Москву-на-реку, Суетою людскою не тронут. Три поддатых стревятника с криком "Ку-ку!" Неубитую делят Ворону Воронок тормозит у подьезда, скрипя. Три стервятника ждут в нетерпеньи, Как несчастная жертва, вопя и хрипя, Ильичу будет петь о прощеньи. Черный Ворон вонзает перо, как копье, В канцелярких приборов воронку. Приговор он подпишет, чтоб знало жулье Как вредить, подводя "оборонку". По вертушке Ильич из "оттуда" звонит, Но не вертится больше вертушка. Иннокентий - сидит, Полтораки - сидит, Дело сделано. Ворону скушно.
No.651 (Ворониада) Черный Ворон азартно играет в биллиард, Покоряя Гагар карамболем. Он сегодня пижон, он вальяжен, как бард, И чертовски собою доволен. А гагарам, увы, недоступно опять Наслажденье игрою рисковой. Они тихо гогочут: "Такую-то мать...", Вставши в очередь, будто в столовой. И, изящно исполнив сложнейший дуплет Черный Ворон на крышу взлетает, Унося черный кий и - большой раритет- Черный мел в черных лапах сжимает. Все чернеет в глазах у поникших Гагар, Хором просят - "Спускайся обратно" В их глазах вновь сияет азартный угар. Это Ворону вчуже приятно. Черный Ворон, спустившись, кладет черный шар, Черный мел, черный кий и Гагару. Иннокентий в сердцах за ударом удар Совершает по черному шару. К индексу сонетов